Статья «Бизнес и нервы сдают», газета Деловой Петербург

Кризис не выходит из головы. За последние полгода психологи и психотерапевты отмечают двукратный рост обращений петербургских менеджеров и собственников за психологической помощью. То ли еще будет, случись вторая волна, о которой неустанно говорят экономисты.

Кризис перетасовал колоду человеческих страхов. Если до зимы 2008-2009 гг. за психологической помощью обращались в основном в связи с проблемами в семейной/личной жизни и во взаимоотношениях с детьми, то последние 6-8 месяцев львиную долю контингента психологов и психоаналитиков составляют менеджеры и собственники бизнеса, которых не оставляет в покое страх потерять работу, высокий статус, свое дело.

Тенденция эта общемировая. По словам ректора Восточно-Европейского института психоанализа Михаила Решетникова, число обращений к психотерапевтам со страхами потери бизнеса в CША увеличилось в 2 раза, в Европе примерно на столько же. В России подобную статистику не ведут, и традиционно считается, что сильная личность самостоятельно справляется с психологическими проблемами, но российских голов, охваченных тревогой по этому поводу, нисколько не меньше, чем американских или европейских, считает ректор, а, может, даже и больше — ситуацию усугубляет, например, нестабильность отечественного законодательства.

В чем дело

Считается, что статус личности и представление человека о самом себе — часть личности. Точно так же, как рука или нога — часть тела. Иными словами, когда человек лишается какой-либо части тела, он, говоря языком психотерапевтов, инвалидизируется. И примерно то же самое происходит с личностью, когда человек лишается хорошей работы или бизнеса.

Страховиды

Фобии, связанные с потерей статуса (необходимость отказаться от дорогой машины и пересесть на общественный транспорт, от дорогих туристических поездок, возникшая необходимость ходить за покупками в дискаунтер или сток-магазин вместо бутиков и т.д.) относятся к категории страхов, связанных с потерей самооценки. Для многих людей жизненно важно, как после такого «статусного понижения» на них посмотрят окружающие и в первую очередь — значимые люди. «Да, есть такие истории: меняется положение человека, и от него уходят друзья. Видимо, это были не настоящие друзья, но тем не менее он ведь так не считал», — говорит Станислав Полторак, старший научный сотрудник СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

Поэтому некоторые пытаются сохранить прежний уровень жизни любой ценой. «В нашей стране люди предпочитают долгое время не соглашаться на работу, которая, по их мнению, не соответствует их статусу. Они ждут, чаще всего совершенно зря, предложений, которые вернут им их былое положение в обществе, ну и, соответственно, прежний материальный уровень. Человеку нелегко отказаться от роскоши, а смотреть реальности в глаза не хочется — неприятно», — считает Станислав Полторак. «Знаю истории, когда люди стремились сохранить прежний высокий уровень жизни, влезая в долги», — добавляет генеральный директор Института системной терапии и организованного консультирования Светлана Воробей.

Пожалуй, самый распространенный страх (и самый сильный) связан с потерей своего дела. «Вы поймите, для нормального бизнесмена его дело — это ребенок, которого он сам придумал, сам зачал, взрастил, воспитал и сейчас радуется его успехам. Если у вас болен ребенок, вы легко продадите квартиру, машину, дачу — лишь бы его спасти. Отношение к бизнесу — такое же. Иногда бизнес — самый главный ребенок в семье», — говорит Михаил Решетников.

Кризис — не причина

Понять подлинную причину страха — решить половину задачи, говорят психотерапевты. Основных причин несколько.

История № 1. Женщина 45 лет, владелец некогда успешного автомобильного бизнеса, под который было взято много кредитов. Бизнес под угрозой. Отсюда сильная тревога его потерять.

«Как выяснилось, тревога была связана с личной историей. Страх потери пришел к ней, образно говоря, от ее отца. В свое время он занимал очень высокую должность, но лишился ее и не смог справиться с потерей. В итоге заболел и умер. И поэтому для этой женщины потерять бизнес в какой-то степени означало потерять смысл жизни, а может быть, и жизнь», — рассказывает Светлана Воробей.

Еще одна распространенная причина — страх бедности.

История № 2. Мужчина 30 лет, руководитель и владелец среднего бизнеса, в сфере сегодняшних непростых экономических событий боится потерять свой бизнес. Как оказалось, у молодого человека страх напрямую ассоциируется с бедностью. И опять все дело в личной истории. «Оказалось, что его бабушка с его отцом пережили блокаду и сильно голодали. Он понимал: чтобы сегодня голодать — нужно сильно постараться. Тем не менее, сильно боялся этого», — рассказывает Светлана Воробей.

Наталья Белогрудова, газета «Деловой Петербург», август 2009
Статья взята с сайта http://www.dp.ru