Статья «Главное, ребята, геном не стареть»

СПб. Вряд ли президент Медведев мог подумать, что когда–то произнесенное им с подмостков Госдумы слово «инновация» повернет вектор сознания россиян в сторону похода за вечной молодостью.

Скорая болезненная старость и, как следствие, невысокая продолжительность жизни россиян — это не только демографическая проблема из разряда государственных задач. Дело в том, что в России оставаться молодыми и здоровыми как можно дольше хотят не меньше, чем на Западе, но мало кто толком знает, как это можно сделать.

Популярная на Западе антиэйдж–медицина, ставящая своей целью продление эффективной и здоровой жизни, в понимании большинства наших соотечественников сводится всего лишь, грубо говоря, к коррекции внешних признаков старения: косметологии, пластической хирургии и фитнесу. И только совсем недавно, когда в наш лексикон пришли все эти слова из ряда «нанотехнологии, инновации и иже с ними», некоторые россияне стали догадываться, что борьба со старостью — это далеко не только процесс избавления от морщин, седых волос и дряблых мышц. И, кроме того, беречь молодость надо смолоду

 Антиэйдж–пионерка

Инга Фефилова — одна из тех врачей–первопроходцев, кто многие годы пытается разъяснить в России понятие «антиэйдж». На своем сайте она пишет: «Мой возраст позволяет иметь дочь, которая оканчивает университет, а знания, применяемые на практике, позволяют иметь сына, которому нет еще и года». В свое время Инга проходила геронтологические курсы Интернационального института старения ООН и курс по антивозрастной медицине профессора Марка Лори Гордона в Калифорнии.

«В России совершенно отсутствует понимание того, что такое антиэйдж–медицина. Отношение к антиэйдж–специалистам такое же, как к доктору Малахову. То есть все ждут чуда. Так, чтобы хлопнуться в обморок и очнуться молодой. Или съесть таблетку и тем самым решить свои проблемы. Никто не задумывается, что сохранить молодость — это труд. Огромный. И работать нужно далеко не только на внешнем уровне, как думает большинство. Антиэйдж — это в первую очередь оптимизация образа жизни», — говорит Инга. Чтобы найти способ замедлить старение, антиэйдж–медицина подключает иммунологию, эндокринологию, косметологию и психологию.

Но всё начинается с генетики: тестируются риски, которым человек может подвергнуться, и проводится специальная работа, чтобы эти риски не были реализованы. Врачи–специалисты в сфере антиэйдж рассказывают, что в России для людей, решивших встать на путь поддержания молодости, большим откровением становится то, что впереди их ждет долгая и кропотливая работа.

То ли из–за загруженности, то ли из–за лености, но большинство не готово идти к цели за такую цену. В России у большинства людей нет психологии здорового образа жизни, общество до этого еще просто не дозрело. Ровно как не дозрело оно до ощущения ценности жизни каждого отдельно взятого человека. Поскольку в обществе этих ценностей не существует в полной мере, то, соответственно, цена жизни — и жизни других, и собственной — крайне невысока. Поэтому и получается, что живем как живется.

Сила прогресса

Около 10 лет назад в Петербурге был основан фонд «Вечная молодость». Он занимается тем, что находит проекты ученых в области продления жизни и финансирует эти проекты. Лада Фоменко, президент фонда, говорит, что социологические исследования, которые они проводили, выявили следующую закономерность: чем выше качество жизни у человека, тем он больше следит за своим здоровьем и тем чаще к нему приходят мысли о том, как продлить активные годы своей жизни.

Получается, что люди, зарабатывающие, условно говоря, $5 тыс. в месяц, не хотят быть молодыми? «Ситуация меняется просто на глазах. Когда мы только начинали работать, примерно так оно и было. Но чем выше общий уровень жизни, чем больше в нашу жизнь приходит прогресс, технологии, тем больше людей ориентируются на здоровый активный образ жизни.

Начинают задумываться о продлении молодости люди и с более низким достатком, чем $5 тыс. в месяц. Все больше людей приходят к пониманию того, что, не имея здоровья, не заботясь о нем вот прямо сейчас, ты не доживешь до той технологии, которая продлит тебе жизнь», — говорит Лада Фоменко.

Страхи

За страхом старения чаще всего стоит страх смерти, считает Светлана Воробей, генеральный директор Института системной терапии и организационного консультирования. И один из способов, по ее словам, сохранить психологическое ощущение молодости — стараться на протяжении всей жизни сохранять вкус и интерес к жизни. Если человек развивается гармонично, у него представление о жизни в разном возрасте разное. Это связано в том числе с теми гормональными изменениями, которые происходят в организме.

Дама в 60 лет получает удовольствие совершенно от другого, чем дама в 30 или 40 лет.

Но в 40 лет понять, что в 60 ты будешь другая, практически невозможно!

«Потому что у нас нет положительного примера наших мам и бабушек. Наши мамы и бабушки в большинстве своем жили в страхах, в болезнях и бедности. У нас пока нет примера, что можно жить по–другому», — говорит Инга Фефилова.

Секрет долголетия

По данным ВОЗ, долголетие (здоровье и устойчивость организма) определяется на 50% образом жизни, на 20% — наследственностью, на 20% — внешней средой и лишь на 10% зависит от качества здравоохранения.

В оскароносной «Загадочной истории Бенджамина Баттона» главный герой появился на свет 80–летним стариком, а затем с каждым годом все молодел и молодел. Специалисты по антиэйдж–медицине считают, что если биологические часы и нельзя пока запустить вспять, то можно хотя бы затормозить.

29 января 2010
Наталья Белогрудова

Газета «Деловой Петербург»

Материал взят с сайта http://www.dp.ru/a/2010/01/29/Glavnoe_rebjata_genom_ne